Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Иностранный научный позор.

Знаю, что покажусь сейчас слоупуком и написать об этом надо было в день появления новости. Нот лучше поздно чем никогда...

Гуманитарное знание находится у нас в плачевном состоянии. И не только у нас. Вот потрясающий пример.

Западный научный мир сотрясает масштабный скандал. Трое уважаемых ученых признались, что в течение целого года проводили не вполне этичный социальный эксперимент.

Они намеренно писали совершенно бессмысленные и даже откровенно абсурдные научные статьи в различных областях социальных наук, чтобы доказать: идеология в этой сфере давно взяла верх над здравым смыслом.

Работы писались под вымышленными именами - и, как и предполагали их авторы, успешно проходили проверку и печатались в уважаемых рецензируемых научных журналах. А одна из наиболее абсурдных статей - о том, что секс между собаками в парке необходимо рассматривать в контексте культуры изнасилований, - даже была отмечена специальной наградой.

Наука ставит своей целью установить истину, настаивают авторы, но в области социальных исследований истина уже давно мало кого интересует. Главное - это соответствие идеологическим нормам: осуждение угнетателей всех мастей и выражение поддержки "униженным и оскорбленным".

https://www.bbc.com/russian/features-45751968

Комментарии здесь излишни. Но куда интересней следующие:

Однако авторы эксперимента говорят, что так или иначе их репутация в научном сообществе разрушена - и сами они не ждут ничего хорошего.

Т. Е. к идиотам, которые допускали этот бред к печали и писали положительные рецензии вопросв нет? Если так, то ситуация там похлеще самых махровых времен идеологического диктата в СССР.

Премия ВРАЛ 2018: Итоги.


Вчера состоялось третье награждение антипремией "Почетный Академик ВРАЛ". В ходе народного голосования за финалистов наблюдались массовые вбросы и организаторы приняли решение пропустить в финал не трех, а четырех претендентов.

Решением жюри первое место занял Олег Эпштейн, второе досталось Евгению Понасенкову, третье Герману Стерлигову, а четвертое Сергею Савельеву.

Понасенков откровенно разачаровал. Не тем, что занял второе место 9тут он осталя верен себе и провалил дело), а неявкой на награждение.

Интересно как теперь его фанаты (в частности Евгений Ройзман) будут вести себя по отношению с Вольному Историчечкому Общесву и Ельцин-центру. Слова Никиты Соколова им явно не по вукусу

Угрозы Понасенкова.

Обдумываю новую научную концепцию: вины Олега в войне 2018 года. Плешивый доцент, подстрекаемый совсем лысым Климом на коалицию против меня, начал войну - но я долго гнал его роликами по "долине Дуная" и разбил экспертизами под Аустерлицем. Заодно пришлось разнести и журналистика Сашку, которого также подстрекал Клим, но тот и сам по-австрийски завидовал мне - с геополитической точки зрения: так как у нас есть общие границы по борьбе с поповщиной. Ошибкой Наполеона было то, что он не стал преследовать разбитую русско-австрийскую армию после Аустерлица. Я его ошибок повторять не стану. Издательство АСТ будет обрадовано возможности заработать на моей новой книге "Первая научная история войны плешивых и немытых против ученого нарцисса".
https://www.facebook.com/Ponasenkov/posts/1823540517693617

Похоже понасенков грозиться переиздать мемуары в расширенном виде)))

Очередной зашквар АСТ.

Обнаружил вчера прелюбопытнейшую вещь. Редакция АСТ "Времена", которая ранее напечатала гуано Понасенкова, в очередной раз отличилось на поприще популяризации лженауки. Они издали очередную версию "Велесовой книги", поддельность которой была доказала почти 60 лет назад.



Сопровождает эту ахинею незамысловатая аннотация:

Уникальный артефакт славянской письменности - в современном переводе с комментариями и впервые составленным словарем "Велесовой книги"!
Трактовка древних текстов представлена в параллельном переводе, строка в строку, что открывает новые грани и особенности всего мировоззрения древних славян.


Надеюсь, что редакции "Времена" присудят премию "ВРАЛ" по совокупности заслуг.

Стивен Ньютон ««Пожарник» Гитлера. Фельдмаршал Модель».

1000486166
«Пожарник» Гитлера. Фельдмаршал Модель
Hitler's Commander. Field Marshal Walther Model - Hitler's Favorite General
Автор: Стивен Ньютон
Издательство: АСТ, АСТ Москва, Хранитель
Серия: Неизвестные войны
ISBN 5-17-040914-1, 5-9713-4301-7, 5-9762-1904-7; 2007 г.

Для кого-то немцы нация Шиллера и Гёте. У меня они ассоциируются с кучей вандалов и мародеров, одетых в одежду цвета фельдгау и надписью «Gott mit uns». Об одном из таких персонажей сейчас и пойдёт речь, но сначала небольшое отступление…
Выражение «историю пишут победители» не всегда соответствует действительности. Очень часто, для проигравшего, написание мемуаров единственная надежда на спасение своей репутации. Не стали исключением в этом плане солдаты и генералы Третьего Рейха, желание которых взять реванш на бумаге подогревалось ещё и тем, что большинство немцев о победах своей армии знали из средств массовой информации и рассказов отпускников, а поражение видели своими глазами. И, как правило, написавшие наиболее яркие мемуары стали «лучшими». Кроме этого на достоверности воспоминаний битых генералов сказывались желание скрыть свои ошибки и преступления, а так же попытки свести счёты с оппонентами…
Вальтера Моделя можно назвать одним из лучших и в то же время одним из самых малоизвестных генералов Вермахта. Эта ситуация кажется странной только на первый взгляд. Модель около года успешно отражал атаки Красной армии в районе Ржевско-Вяземского выступа и провёл мастерское отступление под носом у Жукова. Об этом в СССР предпочитали не вспоминать. Но почему он стал таковым на Западе? Ответить на этот вопрос взялся американский историк Стивен Ньютон.
В России Ньютон известен, в первую очередь, как публикатор работ немецких военных, написанных по заказу исторического отдела американской армии, что требует достаточно высокой квалификации (деяния американских военных при издании рукописей очень большая и больная тема). Однако, даже для высококвалифицированного историка, написание биографии Вальтера Моделя не простая задача. После того, как его войска попали в Рурский котёл, Модель уничтожил практически все свои личные бумаги и застрелился, чем подкинул проблем своим будущим биографам. Несмотря на это, Ньютон отлично справился со столь сложной задачей, собрав значительный массив материалов о Моделе и, где было необходимо, привлекая сторонние источники, чтобы у читателя была возможность хотя бы примерно представить ситуации, в которых мог оказаться герой книги.
Почему же Модель ,не смотря на все свои успехи оказался в тени? Отвечая на этот вопрос Ньютон называет следующие причины:
Во-первых Модель был мёртв. Когда начала писаться история, Второй Мировой. Немецким генералам, которые хотели отмежеваться от нацистов, а за одно, и оправдаться перед своими соотечественниками за поражение было очень удобно списывать всё на тех, кто не мог ответить, а уничтожение Моделем своих бумаг, только облегчило задачу.
Во-вторых, Модель был очень не удобен в идеологическом отношении. Талантливый генерал, закончивший Первую Мировую на должности начальника снабжения дивизии, поведший большую часть межвоенного периода на штабной службе, участвовал в работе группы по моторизации армии и, благодаря своим способностям, дослужился до командующего армией (в Германии «армия» соответствовала «фронту» СССР). После этого Модель стал пользоваться благосклонностью Гитлера и был одним из главных проводников идеи офицеров по национал-социалистическому воспитанию в армии. Естественно, что такая фигура не вписывалась создаваемый немецкими генералами образ аполитичного Вермахта, противостоящего нацистам.
В-третьих, личные причины. Модель обошёл многих из мемуаристов по служебной лестнице, был жесток и требователен к своим подчинённым до такой степени, что поставил элитную дивизию «Великая Германия» на грань бунта, а, подчинённые ему офицеры сообщали об отбытии своего командующего на новое место службы словами «свинья улетела». К тому же, Моделя часто назначали расхлёбывать кашу, заваренную самыми известными немецкими мемуаристами. Вышеозначенный эпизод со «свиньёй» относится к весне 1944 года, когда Вальтера Моделя назначили на должность командующего группой армий «Юг», понесшей тяжёлое поражение под командованием Эриха фон Манштейна.
И, в-четвёртых, профессиональные разногласия. В немецкой армии во время войны был спор между сторонниками эластичной и жесткой обороны. Сторонники первой тактики считали, что лучше отступить, а затем нанести контрудар. Их оппоненты, к которым относился и Модель, так же не были против манёвра, но в границах хорошо подготовленных оборонительных рубежей. Так получилось, что историки вплоть до 80-х годов прошлого века опирались на мнение сторонников эластичной обороны, которые скептически отзывались о своих конкурентах. Пикантности ситуации добавляет, то что тактика, сторонником которой был Модель, оказалась эффективней воззрений Гудериана, Манштейна и Мелентина.
Но, если образ Моделя оказался искажённым в угоду сиюминутным целям, то каким он был в реальности? На страницах книги вырисовывается портрет талантливого, жестокого и уверенного в себе военачальника, который был способен решать сложнейшие задачи, и готовый на всё ради подчинённых ему войск.
Впрочем, с некоторыми выводами мне трудно согласиться. Ньютон утверждает, что Модель плохо владел тактикой наступательных операций, приводя в пример Курскую битву и Арденны. Но в первом случае ему противостояли основные силы Красной армии, а наступление в Арденнах проходило в таких условиях, что его цели были практически недостижимы.
Кроме биографических данных о самом Моделе, в книге достаточно моментов, которые рисуют немецкую армию и её генералитет в значительно менее радужных тонах, чем принято думать в массовом сознании. Самый яркий из них – «потеря» двух батальонов самоходок «Фердинанд». Из-за того, что командир XXIII корпуса Йоханнес Фриснер решил оставить их у себя, в нарушение приказа, машины выпали из поля зрения штаба 9-й армии.
Ньютон мастерски прошёлся по слезливым историям немецких генералов о том, как они противились войне и немецком народе её не желающем, показав, что даже в мемуарах, не говоря о письмах и дневниках, нет-нет да проскальзывает радость от начала войны и побед над противником.
Несколько портит картину предисловие и комментарии Александра Больных, который, несмотря на талант переводчика, имеет привычку писать не по делу, но такая малость не может испортить удовольствие от прочтения хорошей книги.