Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Привет из Лимберга

Летом 1943 года немцы уже почти не контролировали Волынь, где активно действовали отряды Украинской повстанческой армии (организации, запрещённой на территории Российской Федерации — прим. ред.). Поэтому в августе с задачей уничтожить силы УПА на Волынь была переброшена кавалерийская дивизия СС, имевшая богатый опыт борьбы с партизанами в Белоруссии. Эта дивизия стала одним из немногих элитных соединений немецкой армии, задействованных против украинского повстанческого движения.

Какая прелесть. Размещение на портале доменной зоны ru статей автора, воспевающего организацию, признанной в России экстремистской. Так и 282-ю статью нарваться недолго.
Но куда больше озадачивает поведение Р. О. Пономаренко, который почему-то не счел нужным поместить ссылку на эту публикацию, на своей странице в фейсбук. Даже теряюсь в догадках - дело в том, что статья на вражеской мове написана (станица пополняется контентом на соловьиной) и громадяне из славного мiста Лимберга не поймут такого оппортунизма? Или же он счел её столь незначительным событием в своей творческой биографии, что не посчитал нужным упоминать о её существовании? Если верно второе, то ситуация странная. До 2014 года пан Пономаренко активно издавал свои книги в России. Кстати, книги неплохие.

Он под кайфом писал?

Причина такой сумятицы заключалась в том, что в Верховном командовании все еще не верили в успех танкового удара, и поэтому танковым колоннам было выделено слишком мало дорог. Ни о каком «блицкриге» не могло быть и речи. Никто не понимал суть этой концепции – кроме нескольких генералов, и прежде всего Гудериана. Последний отчаянно пытался по радио заставить пехотные части создать коридоры для прохода техники. Но пехотинцы рассматривали танкистов в качестве соперников и хотели сами осуществить прорыв, как делали это прежде. Грузовики, гужевые повозки, солдаты, многие из которых несли на плече карабины, которыми воевали еще их отцы во время Первой мировой войны, продолжали закупоривать дороги. И все же, когда танки после бесконечных маневров из стороны в сторону сумели выбраться из этого запутанного лабиринта и со всей возможной скоростью помчались через узкие долины по извилистым серпантинам, дабы компенсировать потери времени, они показали, на что способны. До самого Ла-Манша их уже ничто не могло остановить. Почти ничто.

Олер Н. «Третий рейх на  наркотиках». С. 75.

Mauser 98k, принятый на вооружение в 1935 году, в Первую Мировую. Не иначе автор перветин пробовал.

Подумалось тут...



Дернула меня пересмотреть "Враг Шарпа". И задался интересным вопросом - в центре сюжета борьба с бандой англо-фаранко-испано-португальских дезертиров. И фильм и книга ,по которой он снят, популярностью в Великобритании.

А вот сделали бы подобное в России, то начался бы такой вой... Он и начался, когда вняли "4 дня в мае". И начался по понятным причинам. В очередной раз решили представить омерзительную выдумку как правду о войне. И делают такое отечественные деятели культуры с завидным постоянством.

Понасенкоид со Сратегиума.

Общаюсь тут с одним фанатом Понасенкова и Голденкова на тему наполеоновских войн. Вот некоторые перлы. Орфография и пунктуация сохранены:



еслиб он [Кутузов] чтото сделал можно было бы о чем то говорить, а он тока проигрывал сражения и стремался наполеона,а потом подох. его и полководцем то назвать нельзя. не зря его суворов штабной крысой считал

давыдов правильно называл кутузова предателем и трусом

вы же в курсе, что его туда ПОСЛАЛИ. и что британцы флот уничтожили. ну хрен ли ему за дураков там умирать. он проявил себя и поехал брать власть в свои руки. может еслиб не египет он и императором то не стал бы.



а вот и не врите. это вы выдали 300 тыщ за потери армии с гражданскими. даже если отнять от миллиона 380 тыс. потерь великой армии останется еще 600 тыс. потерь со стороны россии. соответственно называя 300 тыс. царь имел ввиду именно армию, да еще наверное без учета потерь ополчений, а крестьян по любому и не считали тогда.

А это уже сложно составной перл
Он: а крестьян по любому и не считали тогда.
Я: Да ну? А как налоги без чета податного населения собирать? А как рекрутские наборы проводить?
Он: ну да. как же они проводили наборы. если мы до сих пор хз сколько там где этого ополчения носилось и сколько их там погибло в сражениях с французами? а уж учитывая, что крестьяне еще и перемещались по юрьевым дням, да сбегали на украину к козакам, то по любому все подсчеты были приблизительными.

ПанОсенков опоносился.

Не безызвестный в узких гругах историко-режисёро-певец угрожает поразить мир своей новой нетленной про войну 1812 года.

По этому поводу он разродился тирадой на фейсбуке

Collapse )

Теперь мучаюсь вопросом, что за задание НКВД выполнял Тарле и, что не знают Суворов и Солонин.

Великая Северная война. № 0. Дикларация о намерениях

Попробую сделать ряд записей о Великой Северной войне. Эту пишу как напоминание в первую очередь себе. В центе внимания попробую постатвь боевые действия, и всё связанное с ними - дипломатия, отражение войны на странах, оружие, экипировка, война в культуре и т. д. От всякой ахинеи воде "гендер Севеной войны", воздержусь.

Исторический ад и израиль за номером 3.

Попался мне на фантлабе жЫд-полонофил (именно ЖЫд, а не еврей), с которым я переодически веду споры. И вот преподносит он на обозрение програмку, на приведённом мною видео, утверждая, что это "неплохая документалка".


Разоблачительный пафос в духе "платить и каяться" начинается с первых секунд, но на 8-й минуте попалось нечто восхитительное. Рассказ про то, как немцы не могут взять Брестскую крепость им на выручку приходит танковая бригада под командованием С. М. Кривошенина,которая начинает обстрел крепости ОСАДНОЙ (!) артиллерией.

Смотрим мемуары Гудериана

15 сентября кольцо вокруг Бреста было замкнуто на восточном берегу Буга. Попытка взять эту цитадель внезапным нападением танков провалилась лишь потому, что поляки поставили во входных воротах старый танк Рено, который и помешал нашим танкам ворваться в город. Командный пункт корпуса к ночи переехал [111] в Каменец. 20-я мотодивизия и 10-я танковая дивизия 16 сентября начали совместное наступление на цитадель. Штурмом взяли гребень вала, но атака захлебнулась, так как пехотный полк 10-й танковой дивизии не выполнил приказа наступать непосредственно за огневым валом артиллерии. Когда полк, в передовые подразделения которого я тотчас же направился, с опозданием и уже без приказа вновь предпринял атаку, он понес, к сожалению, тяжелые потери, не достигнув успеха. Мой адъютант подполковник Браубах в этих боях был тяжело ранен и умер через несколько дней. Он пытался прекратить огонь, который вели наступавшие сзади части по своим передовым подразделениям, но был сражен польским снайпером, укрывавшимся в 100 м за гребнем вала. Это была очень чувствительная потеря.
3-я танковая дивизия продвигалась восточное Бреста на Влодаву, а следовавшая за ней 2-я мотодивизия — на восток, к Кобрину.
Командный пункт корпуса оставался в Каменец. Утром 17 сентября гигантская цитадель была взята 76-м пехотным полком полковника Голлника, переправившимся ночью на западный берег Буга как раз в тот момент, когда польский гарнизон пытался прорваться из Бреста на запад по неповрежденному мосту через Буг. Это был конец кампании. Штаб корпуса перешел в Брест и разместился в Войводшафте. Здесь мы узнали, что русские с востока совершают наступательный марш.

http://militera.lib.ru/memo/german/guderian/04.html

И где тут Кривошеин? Голимое враньё в чистом виде. После такого желание продолжать просмотр напроч отпало.

"Джеймс Макферсон "Боевой клич свободы. Гражданская война 1861-1865"


Джеймс Макферсон "Боевой клич свободы. Гражданская война 1861-1865", Екатеринбург, "Гонзо" ISBN 978-5-904577-08-7; 2012 г.
(McPherson, James M. (2003) [1988]. Battle Cry of Freedom: The Civil War Era. Oxford University Press. ISBN 978-0-19-503863-7.)
Некоторое время назад, в своём блоге, Сергей Лукьяненко написал, что американцы не представляют, что такое тотальная война на выживание. Эти слова вполне справедливы – со времён Англо-американской войны 1812 – 1814 годов территория США не подвергалась вторжению врага, если не брать в расчёт мексиканских бандитов и боёв с японцами на далёких островах. Для многих поколений американцев, война не более чем пришедшая похоронка или сосед ставший инвалидом в какой-то далёкой стране, где гамбургеров и кока-колы днём с огнём не сыщешь, но полно каких-то психов странных личностей, кричащих «Lenin Akbar!!!».
Впрочем, одна тотальная война на территории США была. Шла она с 1861 по 1865 годы между северными и южными штатами. В ходе этой войны погибло больше американских солдат, чем в всех других войнах с участием США, а некогда процветающие регионы были обращены в пепелище. На полях сражений Гражданской Войны в США впервые применялись пулемёт, артиллерия на железнодорожной платформе, магазинные винтовки, оптические прицелы и противопехотные мины, и многие другие «достижения» человеческого гуманизма, вроде концентрационных лагерей. Эта война оказала огромное влияние на американскую культуру. На сегодняшний день сложно найти исследование по американской истории, где, так или иначе, не затрагивалась тема Гражданской войны, или смежных с ней вопросов.
Не стала исключением и серия научно популярных работ по американской истории, которая стала выходить в издательстве Оксфордского университета в 1982-м году. К её созданию привлекли наиболее авторитетных историков, каждому из которых было поручено написать один том, посвящённый конкретному периоду американской истории. На сегодняшний день опубликовано 8 из 12 запланированных книг. Американской гражданской войне в ней посвящён наиболее подробный том, «Боевой кличь свободы», который написал профессор Принстонского университета Джеймс Макферстон.
Макфесон известен как один из крупнейших специалистов по Гражданской войне в США. Его достижения вылились в несколько престижных премий и избрание президентом Американской исторической ассоциации. Он ведёт активную работу по популяризации и сохранению памяти о гражданской войне в США – по словам главы национального фонда гуманитарных наука У. Френсиса, Макферсон помог миллионам американцев лучше понять значение и наследие этой войны.
При написании «Боевого клича…» Макферснон решил использовать нарративный метод, который лучше всего позволяет отобразить всю сложность причинно-следственных связей и динамизм событий, столь сильный, что участникам событий год казался целой жизнью.
Около трети книги освящены ситуации в США перед войной. На этих страницах вырисовывается сюрреалистичная картина двух параллельных миров с противоположными экономическими укладами, традициями и моральными принципами. Различия были столь сильны, что северяне стремились не допустить аннексии части американских территорий по итогам войны с Мексикой, чтобы южные не получили новых территорий для расширения рабовладельческих хозяйств. В свою очередь, южане вели агрессивную пропаганду «дела Юга», рассказывая истории о том, как прекрасно живётся рабам на юге и ужасно свободным пролетариям севера. Они утверждали, что «янки» годятся только на роль рабов, что происходят они от порабощённых англо-саксов, а гордые «дикси» от завоевателей- норманнов, славящихся своим воинским бесстрашием и благородством, что один южанин стоит в бою десятка северян. Северная пресса активно перепечатывала эти измышления, и когда солдаты Гранта и Шермана огнём и мечем, прошлись по южным штатам, «потомки викингов» с недоумением задавали себе вопрос – «а нас за що?». Вообще, именно в поведении южан, с их постоянными нападками и угрозами выйди из союза, Макферсон видит главною причину начала войны.  Северян просто достали эти истеричные неврастеники с гонором, которому позавидуют многие польские шляхтичи.
Справедливости ради замечу, что такое поведение южан, по Макферснону, имело определённые основания. Юг был традиционным обществом, близким к большинству стран того времени. Север, напротив стремительно менялся и семимильной поступью шёл в индустриальное общество, что пугало южан стремившихся сохранить своё видение идеального государственного устройства и свободы. То, что их видение свободы требовало не только возможности поступать как заблагорассудится с собой и плодами своего труда, как на севере, но и обращаться по своему усмотрению с другими людьми и плодами их труда южан нисколько не волновало.
Описывая ход боевых действий, дипломатические перипетии и ситуацию в тылу, Макферсон активно использует мемуары, письма и дневники участников событий начиная с Авраама Линкольна и Джефферсона Девиса и заканчивая простыми солдатами и мирными жителями, что в купе с неплохим языком и стилем изложения, превращает книгу в простое и понятное чтение.
Рассказывая о событиях и людях Гражданской войны, Джеймс  Макферсон  не только обобщает результаты имеющихся исследований, но и пересматривает ряд устоявшихся в историографии стереотипов. В качестве примера приведу ситуацию с Уилисом Грантом и Робертом Ли. Он призывает позитивно переоценить первого и критичнее отнестись ко второму.
Всё это делается для поиска ответа на вопрос почему «Север» так долго не мог одержать безоговорочную победу, а «Юг» достигал успехов несоразмерных с его ресурсами. Макферсон утверждает, что главной причиной была воля случая, которую неспособны перекрыть никакие предпосылки и закономерности. Всё это дополняют неплохие карты и иллюстрации.
Любое историческое исследование не застраховано от недостатков. Не обошли они и эту работу. Некоторые из них – например излишне краткое описание заключительного этапа войны – были изначально. Другие – отсутствие именного и географического указателей и списка использованной литературы – на совести отечественного издателя. Однако они не в состоянии перевесить главного достоинства книги. До выхода в свет «Боевого клича свободы» все классические исследования по этой войне были многотомными. Джеймсу Макферсону удалось создать фундаментальный труд, уместив его в один том.

Семён Федосеев «Танки Первой Мировой»


Танки Первой Мировой
Автор: Семен Федосеев
Издательство: Яуза, Эксмо
ISBN 978-5-699-39353-4; 2010 г.
ISBN 978-5-699-55302-0; 2012 г.
(так же выходила под названием "Все танки Первой Мировой. Самая полная энциклопедия". Издательство: Яуза, Эксмо. ISBN 978-5-699-64815-3; 2013 г.)
Первая Мировая война, началу которой сегодня исполняется ровно 100 лет, даровала истории грандиозные социальные потрясения, крушения империй и мировоззрения человечества, и так же самые кровопролитные сражения в истории (мам в это сложно поверить, но только в битве на Сомме  английская армия, в первый день, потеряла более 20 тысяч человек убитыми – ни одно сражение Второй Мировой не дало такого результата). Вместе с тем, она породила ряд новых идей в военном деле – в большинстве своём они были абсурдны, но некоторые вызвали настоящую революцию.
Пожалуй, самой главной и успешной идеей стали танки, дебют которых состоялся в вышеупомянутой битве на Сомме. Громоздкие, неповоротливые, страдающие массой детских болезней, они посеяли панику в рядах немецкий солдат, решивших, что за ними пришёл дьявол. Несмотря на это, о танках Первой Мировой войны написано не очень много. Как правило, внимание уделяют самым первым танкам, созданным в Великобритании, и Renault FT-17, компоновка которого стала классической. Остальные машины если и упоминаются то вскользь.
Приятным исключением стала книга Семёна Федосеева, полностью посвящённая этим танкам. На её страницах достаточно подробно описаны все модели танков созданные в годы Первой Мировой войны.
При подробном описании английских Mark’ов и французских Renault достаточно внимания уделено другим машинам, разработанным в этих странах, а так же танкам, которые создались или разрабатывались в Германии, Италии, России и США.
Достойное внимание уделено разнообразным машинам, созданным на шасси танков, а так же опытным образцам, которые. Порой были очень оригинальны
На страницах книги можно найти информацию об экипировке, подготовке и тактике танковых частей и танкистов разных стран.
Кроме этого, автор рассказывает и о боевом применении сухопутных дредноутов в годы Первой Мировой войны, Гражданской войны в России, послевоенной судьбе первых танков и их участии во Второй Мировой войне.
Нельзя сказать, сто книга получилась без шероховатостей. Архивные материалы, использованные автором, касаются исключительно разработки танков в России и их использования в гражданской войне. При написании книги использована только русскоязычная и англоязычная литература. Отсутствие цветных вклеек затрудняет восприятие разделов об обозначении и окраске танков. Всё это снижает информационную ценность некоторых частей книги. Впрочем. Эти недостатки не делают её плохой.
«Танки Первой Мировой» придутся по душе всем, кто интересуется историей первой Мировой войны, Гражданской войны в России и историей техники. Люди интересующиеся военным делом и Второй мировой войной так же найдут для себя полезную и интересную информацию.

Стивен Ньютон ««Пожарник» Гитлера. Фельдмаршал Модель».

1000486166
«Пожарник» Гитлера. Фельдмаршал Модель
Hitler's Commander. Field Marshal Walther Model - Hitler's Favorite General
Автор: Стивен Ньютон
Издательство: АСТ, АСТ Москва, Хранитель
Серия: Неизвестные войны
ISBN 5-17-040914-1, 5-9713-4301-7, 5-9762-1904-7; 2007 г.

Для кого-то немцы нация Шиллера и Гёте. У меня они ассоциируются с кучей вандалов и мародеров, одетых в одежду цвета фельдгау и надписью «Gott mit uns». Об одном из таких персонажей сейчас и пойдёт речь, но сначала небольшое отступление…
Выражение «историю пишут победители» не всегда соответствует действительности. Очень часто, для проигравшего, написание мемуаров единственная надежда на спасение своей репутации. Не стали исключением в этом плане солдаты и генералы Третьего Рейха, желание которых взять реванш на бумаге подогревалось ещё и тем, что большинство немцев о победах своей армии знали из средств массовой информации и рассказов отпускников, а поражение видели своими глазами. И, как правило, написавшие наиболее яркие мемуары стали «лучшими». Кроме этого на достоверности воспоминаний битых генералов сказывались желание скрыть свои ошибки и преступления, а так же попытки свести счёты с оппонентами…
Вальтера Моделя можно назвать одним из лучших и в то же время одним из самых малоизвестных генералов Вермахта. Эта ситуация кажется странной только на первый взгляд. Модель около года успешно отражал атаки Красной армии в районе Ржевско-Вяземского выступа и провёл мастерское отступление под носом у Жукова. Об этом в СССР предпочитали не вспоминать. Но почему он стал таковым на Западе? Ответить на этот вопрос взялся американский историк Стивен Ньютон.
В России Ньютон известен, в первую очередь, как публикатор работ немецких военных, написанных по заказу исторического отдела американской армии, что требует достаточно высокой квалификации (деяния американских военных при издании рукописей очень большая и больная тема). Однако, даже для высококвалифицированного историка, написание биографии Вальтера Моделя не простая задача. После того, как его войска попали в Рурский котёл, Модель уничтожил практически все свои личные бумаги и застрелился, чем подкинул проблем своим будущим биографам. Несмотря на это, Ньютон отлично справился со столь сложной задачей, собрав значительный массив материалов о Моделе и, где было необходимо, привлекая сторонние источники, чтобы у читателя была возможность хотя бы примерно представить ситуации, в которых мог оказаться герой книги.
Почему же Модель ,не смотря на все свои успехи оказался в тени? Отвечая на этот вопрос Ньютон называет следующие причины:
Во-первых Модель был мёртв. Когда начала писаться история, Второй Мировой. Немецким генералам, которые хотели отмежеваться от нацистов, а за одно, и оправдаться перед своими соотечественниками за поражение было очень удобно списывать всё на тех, кто не мог ответить, а уничтожение Моделем своих бумаг, только облегчило задачу.
Во-вторых, Модель был очень не удобен в идеологическом отношении. Талантливый генерал, закончивший Первую Мировую на должности начальника снабжения дивизии, поведший большую часть межвоенного периода на штабной службе, участвовал в работе группы по моторизации армии и, благодаря своим способностям, дослужился до командующего армией (в Германии «армия» соответствовала «фронту» СССР). После этого Модель стал пользоваться благосклонностью Гитлера и был одним из главных проводников идеи офицеров по национал-социалистическому воспитанию в армии. Естественно, что такая фигура не вписывалась создаваемый немецкими генералами образ аполитичного Вермахта, противостоящего нацистам.
В-третьих, личные причины. Модель обошёл многих из мемуаристов по служебной лестнице, был жесток и требователен к своим подчинённым до такой степени, что поставил элитную дивизию «Великая Германия» на грань бунта, а, подчинённые ему офицеры сообщали об отбытии своего командующего на новое место службы словами «свинья улетела». К тому же, Моделя часто назначали расхлёбывать кашу, заваренную самыми известными немецкими мемуаристами. Вышеозначенный эпизод со «свиньёй» относится к весне 1944 года, когда Вальтера Моделя назначили на должность командующего группой армий «Юг», понесшей тяжёлое поражение под командованием Эриха фон Манштейна.
И, в-четвёртых, профессиональные разногласия. В немецкой армии во время войны был спор между сторонниками эластичной и жесткой обороны. Сторонники первой тактики считали, что лучше отступить, а затем нанести контрудар. Их оппоненты, к которым относился и Модель, так же не были против манёвра, но в границах хорошо подготовленных оборонительных рубежей. Так получилось, что историки вплоть до 80-х годов прошлого века опирались на мнение сторонников эластичной обороны, которые скептически отзывались о своих конкурентах. Пикантности ситуации добавляет, то что тактика, сторонником которой был Модель, оказалась эффективней воззрений Гудериана, Манштейна и Мелентина.
Но, если образ Моделя оказался искажённым в угоду сиюминутным целям, то каким он был в реальности? На страницах книги вырисовывается портрет талантливого, жестокого и уверенного в себе военачальника, который был способен решать сложнейшие задачи, и готовый на всё ради подчинённых ему войск.
Впрочем, с некоторыми выводами мне трудно согласиться. Ньютон утверждает, что Модель плохо владел тактикой наступательных операций, приводя в пример Курскую битву и Арденны. Но в первом случае ему противостояли основные силы Красной армии, а наступление в Арденнах проходило в таких условиях, что его цели были практически недостижимы.
Кроме биографических данных о самом Моделе, в книге достаточно моментов, которые рисуют немецкую армию и её генералитет в значительно менее радужных тонах, чем принято думать в массовом сознании. Самый яркий из них – «потеря» двух батальонов самоходок «Фердинанд». Из-за того, что командир XXIII корпуса Йоханнес Фриснер решил оставить их у себя, в нарушение приказа, машины выпали из поля зрения штаба 9-й армии.
Ньютон мастерски прошёлся по слезливым историям немецких генералов о том, как они противились войне и немецком народе её не желающем, показав, что даже в мемуарах, не говоря о письмах и дневниках, нет-нет да проскальзывает радость от начала войны и побед над противником.
Несколько портит картину предисловие и комментарии Александра Больных, который, несмотря на талант переводчика, имеет привычку писать не по делу, но такая малость не может испортить удовольствие от прочтения хорошей книги.